TopList

Каникулы с Амуром. Секс-Туризм

Я прилетел в Narita...

Маленькая, но реальная история из моей жизни

В качестве эпиграфа - немного подправленная

(переделанная? - да простят меня все)

Анна Ахматова

 Я сошел с ума, о мальчик странный,

В среду, в три часа,

Укола палец безымянный

Мне звенящая оса.

И ее нечаянно прижал я,

Мне, казалось, умерла она,

Но конец отравленного жала

Был острей веретена.

О тебе ли я заплачу, странном,

Улыбнется ль мне твое лицо?

Посмотри! На пальце безымянном

Так красиво гладкое кольцо.

 

***

Я прилетел в Narita абсолютно измученным. 12 часов полета, да еще, из экономии - "Аэрофлотом", (дурак и скряга). Слава Богу, таможню прошел быстро и гладко.

Только вежливый вопрос: "Is this picture very valuable?" (Эта картина - дорогая?) Я вез в подарок друзьям какую-то мазню из вернисажа в Измайлово.

Я сказал, что нет, и меня пропустили без дальнейшего осмотра. После самолета, атмосфера с кондиционером в Narita была Божьим даром, и я немного отошел. Багаж был весь со мной, так что не приходилось ждать доставки. Но я увидел парня, лет 14-ти, напряженно смотрящего на конвейер с багажом. Парень был явно европейского типа и очень, очень красивый. Светло-русые волосы, разделенные посередине, небрежно, но очаровательно, как тогда было в моде, очень белое для того региона лицо, и огромные, голубые, как море, глаза.

Мне захотелось поговорить с ним, но как? Нужен предлог, не могу же я просто подойти к парню в аэропорту чужой, далекой страны и сказать: "Привет, давай поболтаем". Может быть, он и английского не знает.

Но пришла абсолютно естественная, здравая мысль (странно, после такого перелета). Я сделал вид, что тоже жду багаж.

"Ты с какого рейса? Сейчас подают "Australian airways". Я свой не вижу, мой рейс еще не подают, наверное".

Явная ложь, но в 14 лет над этим не раздумывают и не анализируют.

Его белозубая, широкая улыбка, признак невинности и доброты, почти заставила меня уйти, оставив мысли о возможном сексе, о том, что он, может быть, "секс-турист" и приехал подработать. Но глаза смотрели так просяще: "Помоги мне, ты большой, взрослый - ты разберешься, что к чему". Акцент выдавал австралийца или новозеландца. Ах, эта Новая Зеландия - страна полуденной фиесты, где никто никуда не спешит, где жизнь размеренно-спокойна. Страна, куда я никогда не въеду, страна моей мечты. В Веллингтоне, правда, у меня были знакомые, но не настолько, чтобы пригласить пожить. Да и "immigration department" строго следил за тем, чтобы, не дай Бог, кто-нибудь не приехал и не остался навсегда в этой деревне.

Но о парне. Я сказал: "Если хочешь, я пройду, посмотрю, кто тебя встречает и скажу, чтобы не волновался, скоро будешь".

"А как же ваш багаж?"

"У меня там только сумка с тряпками. Я здесь всего на три дня. Заберу, когда буду возвращаться" (опять явная ложь, но доверчивость в 14 счастливых лет не знает границ).

"Хорошо, спасибо. Я не знаю в лицо того, кто будет встречать. Это родители моего знакомого, мы встретились с ним в Мельбурне, он там был на экскурсии, что ли, с классом. Приходил ко мне домой, ночевал пару раз, и пригласил приехать к нему, его родители подтвердили, должны встретить, с табличкой "David O'Kits". Я родился в Австралии, но корни Ирландские". Он произнес свое имя по буквам, я кивнул и пошел на выход.

Людей с табличками на выходе было много. Но мои молитвы Бог услышал - табличку "David O'Kits" никто не держал. Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди - к черту Осака, я проведу хоть день, хоть пару часов с тобой.

А вот и он, со своей огромной сумкой.

"Не нашли?"

"Нет, похоже, тебя никто не встречает".

Он заметно погрустнел.

"Они где живут, в Токио? Поехали, на автобусе - час-полтора. Я остановлюсь там, в гостинице, а ты оттуда позвонишь им, и они тебя заберут".

"Да, правильно, спасибо за участие". Знал бы он, на чем это участие основано.... А может, знал? В 14 лет обо всем догадываются. И уже в кондиционированном автобусе, объявляющем на трех языках, куда и мимо чего мы направляемся, я узнал, что ему 13 лет, что живет то с мамой, то с папой (до суда они дело не довели, молодцы!) в Мельбурне, есть сводная маленькая сестренка - у мамы новая семья, и отчим очень хороший. Есть бабушка в Сиднее (мать мамы), старая и с причудами, высылает ему деньги на день рождения раз семь в год.

В Японии он в первый раз, языка не знает, но его друг, который пригласил, говорит по-английски, и родители тоже говорят, хотя, по словам друга, не очень хорошо, но "все понимают". Я то знал, что "не говорят, но понимают" - это значит, что вообще не говорят, но ехал то он к другу, а не к родителям друга. Странно, что не встретили, японцы - "работоголики", но очень обязательные люди.

"Ты отправил им факс, что прилетаешь сегодня?"

"Нет, я звонил, говорил с Рейко-сан, с мамой друга, его не было, мне показалось, что она все поняла".

Теперь понятно, почему не встретили. Все эти японские, учтиво-слащавые "Hai, sumimasen, hai, so desu". А на самом деле - ничего не понимают, это только вежливый ответ на обращение. Могла бы хоть сыну передать, что звонил Дэвид. Да просто она перепутала время прилета, и все.

А мы сейчас приедем в отель, в Токио, и, хотя я не собирался там останавливаться, останусь - если за ним приедут, то хоть час полюбуюсь на него, большеглазого, красиво-загадочного.

***

Их автоответчик сказал что-то на птичьем языке, из чего я понял, или мне просто хотелось понять именно так, что их нет, и будут на следующий день, оставляйте сообщения. Парень приуныл и собрался звонить домой (то ли маме, то ли папе - я не уточнял).

Я предложил остаться до завтра и перезвонить его другу - Хайано-сан, я так до конца и не понял - имя это, или фамилия. Уже потом, в постели, он сказал, что это фамилия, а зовут его - Масанобу.

***

Отель был маленький, недорогой, и никто не задавал вопросов, почему у иностранца остался парень на ночь. Это был тот район Токио, где не нужно было иностранцам выходить поздно на улицы. Хотя Япония - государство очень "полицейское". Там почти везде можно ходить ночью, днем, без опасения быть ограбленным или просто избитым. Там с этим строго. Есть только некоторые районы, в больших городах (Токио, Осака), где "не рекомендуется ночью иностранцам прогуливаться". Я ездил там днем, и то неуютно - шикарные "Мерсы", с позолоченными колпаками, бамперами и фарами, ребята с очень короткими стрижками и мелко, как у негров, завитыми волосами. Часто у них не хватает первых фаланг на мизинцах - якудза.

Я помню, как в один из приездов туда, в Осака, я сидел ночью в караоке-баре. Рядом была шумная, подвыпившая компания. И, конечно же, они пытались поговорить и угостить. От угощения я отказался, - они пили подогретое саке, такой гадости я даже в России не встречал. А, разговорившись, с трудом понимая их "gibberish" английский, я узнал, что они - местные полицейские, их главный, сержант - у них, видимо, это большая шишка, долго жал мне руку и все кланялся, кланялся. А на следующий день, с утра, мой шеф спросил, зачем я хожу так поздно в такие заведения. Тот, который кланялся, кланялся, с утра позвонил моему шефу и все отрапортовал

А Дэвид остался на ночь, номер - одноместный, кровать одна, посмотрел на меня как-то пристально и пошел в душ. Мне от него секса и не очень-то надо было, просто посмотреть на него подольше....

А когда вернулся из душа, грустно как-то сказал: "Ну что, мне надо с тобой расплатиться телом? (I will have to have love with you?)

Я сказал: "Ну что ты, мальчик, я любовь не покупаю. Для этого есть здесь многие, но никогда я к ним не обращался. Если честно, то ты мне очень понравился, с первого взгляда, но любовью будем заниматься, если только ты очень попросишь. А так...я всю ночь просижу здесь в кресле, бар полон, если не возражаешь, я выпью, а ты спи - устал и расстроился"

"Я не устал и не расстроился, обиделся немного, и все. А любовью я уже занимался - еще до Масанобу, мне нравится, иногда, и со взрослыми тоже, когда они ласковые (loving and caring). С тобой я бы попробовал, но я всегда боюсь начинать..."

Я взял его за руку, посадил на свои колени и нежно, очень мягко поцеловал в губы. Он закрыл глаза и положил голову на мое плечо. Казалось, что он, как котенок, сейчас замурлыкает.

Разве мог я трахнуть такого парня?

Я отнес его на кровать, уложил и лег рядом, не раздеваясь. А он не спал, снял с меня рубашку, расстегнул и стащил брюки вместе с трусами и стал гладить - вы знаете, где. Я еще раз поцеловал его, уже серьезно, и он ответил.

Мы мастурбировали друг друга, и кончили одновременно. Причем, как мне показалось, он получил от этого гораздо больше удовольствия, чем я. Мне же только хотелось смотреть на него и целовать его закрытые, с длинными ресницами, глаза.

***

Утром мы позавтракали какими-то морскими супами и "сашими", в маленьком кафе, напротив, в гостинице я есть не стал - если у них такие номера, то и кухня соответствующая. К еде не подали вилок, хотя можно было бы и попросить. Но мне нравилось, как Дэвид (Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди) учил меня, как пользоваться палочками для еды (hashi). Как и за какой палец, какую из них закладывать. Я смеялся и дурачился, но все время с ужасом думал, что сегодня его все-таки заберут, и я больше его никогда не увижу. Жаль, что я не взял с собой камеру. А, может быть, и к лучшему? Он останется в моей памяти навсегда таким, каким я его видел.

***

Расставаясь, когда я дозвонился к его друзьям и объяснил, как его найти, он спросил: "Ты приедешь ко мне, к бабушке - я там часто бываю, и она не против моих гостей?"

Я поцеловал его прямо на улице (don't care what the passers-by thought), и сказал, что приеду, зная, что въезд в Австралию мне закрыт уже несколько лет.

***

Но иногда, ночами, снятся, снятся большие голубые глаза и шелк мягкой, мальчишеской кожи Дэвида (Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди).

 

Grand.

***

(Продолжение)

Я встретил его через полгода.

Мы тогда обменялись e-mailами, когда я вернулся - меня ждало 5 сообщений - все от него, он был еще в Японии, Делился своими впечатлениями. Я посоветовал ему обязательно съездить в Киото - шикарный музей. Кстати, когда мне показали маленькую клетку, больше напоминающую собачью конуру, я спросил, что это, и мне объяснили, что это - стойло для любимого коня императора (правда, раньше, как и сейчас - император является лишь номинальной фигурой, очень многие японцы даже не знают, как его зовут). И японец, который водил меня по музею, (его рост где-то 190 см.) скромно так сказал, что в Японии раньше вс╠ и все были очень маленькими. Лучше бы они такими и оставались! Любовь их молодежи к американцам портит эту закрытую для посторонних нацию.

И в шестом мейле, вдруг, что отца его на время перевели в отдел фирмы в Сан-Франциско, и он летит туда на две недели.

Совпадение? Не верю я в такие совпадения, Помню, что шептал ему ночью в отеле, рядом с Гинзой, что скоро, после того, как улечу отсюда, надо будет лететь в СФ, в головной офис.

Неужели, я его увижу еще хоть раз? Хоть на час, хоть на денек?

Его адрес был на Liberty, я должен был остановиться в Bay Area - недалеко. Да и вообще, по всему СФ на такси - не больше $5!

Обязательно увижу, вот только телефон - то ли домашний, то ли отца на работе, не знаю.

***

По телефону автоответчик долго объяснял, какие кнопки (extensions) надо нажать, чтобы попасть в тот или другой отдел. Телефон явно рабочий. Я дождался окончания этого перечисления и, услышав голос оператора, попросил соединить с мистером О'Китсом. Совсем не знал, что скажу. Но, когда меня соединили, и я пробормотал что-то вроде: "Я встречал Дэйвида в Токио, он прислал мне мейл, что будет здесь, а я тоже здесь не надолго". То в ответ услышал очень приветливый, приятный голос: "Да, я знаю, он много о вас рассказывал. Ждет, думает, что вы все-таки будете здесь во время его приезда. Я отдал ему свой сотовый ("cell phone"), запишите номер и, если не заняты, встретитесь с ним, он вас очень ждал. Чем вы ему там, в Токио, так помогли?"

"Да ничем, особенно ничем, проводил до Токио из Нариты, его ждали на следующий день - только договорился, где им его встретить".

"Спасибо вам. Позвоните, он, должно быть сейчас в downtown, там есть кафе игровых автоматов, типа pachinko, он в Токио очень этим увлекся".

Насколько я помнил, в Японии детей в pachinko (игровые автоматы, вроде мини-казино) не пускали. А здесь? Да Бог его знает, может, это что-то другое, не казино, а просто компьютерные игры.

Я набрал номер и, сквозь шум зала, услышал знакомый голос, с мягким, так мне запомнящимся и любимым (не смотря на мимолетность встречи) акцентом: "Привет? Это ты, папа?"

Я улыбнулся и сказал, надеясь, что он все-таки что-то вынес из пребывания в Японии: "Anata wa Nihon-jin desu ka?" (Вы - японец?).

Он засмеялся радостно и счастливо. "Hai, so desu." (Да!)

Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди. Наконец-то я тебя увижу. Полгода - срок большой, ему уже исполнилось 14. Когда же у него день рождения? Забыл, а ведь он говорил мне.

"Встретимся?"

"Да, конечно, я хочу тебя видеть и поболтать, расскажу, как я был в Японии, что видел, куда ездили, просто, мне хочется с тобой поболтать. Ты сейчас занят?"

Jesus H. Christ. (Господи, Боже мой!). Да если бы вся моя судьба дальнейшая зависела от того, чтобы я пошел прямо сейчас на какую-нибудь деловую встречу, я бы, не задумываясь, бросил все и встретился бы с большеглазым (помните? цвета морской волны глаза) парнем. Может быть, и зря. Может быть, просто интересно ему иметь "взрослого друга по переписке", а у меня то интерес другой.

Ну и что, что было что-то в отеле, в Токио? У него сейчас здесь отец, который, видимо, его любит, да вот только занят очень - деньги зарабатывает, дал парню сотовый, карманных денег, и думает, что выполнил на две недели все свои "отцовские функции"? И наверняка уже тоже думает о новой семье, если уже не завел. А Дэйвид будет жить еще несколько лет, в основном, у бабушки - старой и мудрой, не в маразме старческом посылает ему она деньги семь раз в году на день рождения. А через совсем небольшое количество лет, родители сложатся и оплатят ему обучение в Университете, там он будет и жить, в campus'е, найдет девушку по своему вкусу, и все будет так, как "у всех". Он закончит Университет, потом женится, и маленькие Дэйвиды (Полы? Чаки? Крисы?) будут разъежать по всему миру, к друзьям, имея безвизовый въезд всюду, кроме какой-нибудь Северной Кореи, Кубы и России. Зачем ему я? Не богатый и не крутой? (tough?). И с неинтересной, но изматывающей работой, которую я уже давно решил бросить, но она дает редкий и не частый шанс встречать вот таких, как он. (Ах, Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди). Посмотрю на тебя еще один разок и уеду, чтобы не мучаться, чтобы и мыслей не было, чтобы тебя не портить. Твои глаза голубые не целовать; только во сне, иногда, когда просыпаешься в 4 утра и вспоминаешь сразу сон, повторяя его в памяти, чтобы запомнился навсегда. И будешь ты для меня таким, каким сейчас увижу, даже через много лет - ты для меня, все равно, маленький и доверчивый, но уже знающий любовь взрослую, и вопрос твой, провокационный (помните? "Will I have to have love with you?"). Ты не просто так задал, ты знал, что я отвечу, знал, потому, что было у тебя раньше, было, только просили тебя, предлагали что-нибудь, а я не просил, просто сидел и смотрел на тебя - мне хватало. Ты что же, пожалел меня, что ли? Да не нужна мне твоя жалость, я и сам себя не жалею - для чего жалеть? Жалость - чувство не благодарное.

***

Мы встретились у City Hall - любой таксист знает, как туда доехать быстро. Он меня обнял и поцеловал, как я его тогда, в Токио, не обращая внимания на прохожих, да там к такому относятся нормально, движение не останавливается, и люди не глазеют на тебя с осуждением - там за осуждение можно в суд подать, и компенсацию получить нормальную, вот только на адвокатов уйдет большая часть. Но это я так, к слову пришлось.

А он совсем не повзрослел за это время. Такой же, как и был - очень юный и красивый, даже стрижка такая же.

И первый вопрос: "Ты где остановился?"

"У коллеги по работе, она сейчас одна живет, комнат свободных - полно".

"А ты почему не на работе?"

"А я на работе - деловая встреча, очень деловая. С тобой".

"Я тебе еще мейлы отправил, думал, что ты дома, у себя в России".

"Я подключусь здесь и получу, отвечу тебе лично. Пойдем в Японский ресторан, я давно не ел ничего с помощью палочек"

"Давай купим и возьмем с собой, поедем к тебе - у тебя же полно комнат, и подруга твоя на работе".

"Не подруга она мне - просто коллега. Шеф не хочет тратиться на гостиницу, доплачивает ей сколько-то, я там и живу, вижусь с ней почти только на работе. По вечерам она к друзьям уезжает, приезжает поздно, в сильном подпитии, как ее только патруль не останавливает. Один раз даже патрульная машина до дома провожала, проверяли, там ли она действительно живет".

"А ты не взял машину на прокат?"

"Нет, поедем на такси, по пути купим японское что-нибудь, или корейское - главное, чтобы палочки ("hashi") были. Я хочу, чтобы ты мне еще раз показал, как ими правильно пользоваться.

Когда мы проезжали по Golden Gate, Дэйвид не был очарован этим видом, наверное, в Мельбурне есть места и покрасивее.

А дома, в моей комнате, он ел вяло и все смотрел на меня, смотрел. Что ты смотришь, котенок? Мы здесь не ради секса, а чтобы я запомнил тебя, красивого, большеглазого, глаза - море чистое, у рифов коралловых, не глубоко, всех рыбок видно, но акулы могут заплыть, и тогда все рыбки в панике разбегаются и прячутся; не все, правда, рыба-чистельщик (Bluestreak Cleaner Wrasse) не убегает, она чистит других рыб от паразитов, а вот та, которая ее мимикрирует -в точности до мельчайших деталей - подплывает, не боясь, к большим рыбам и откусывает кусочки от их плоти. Кто ты, котенок, ты очистишь мою душу или откусишь часть и уйдешь?

Он вдруг вспомнил, что хотел напомнить мне, как правильно пользоваться хаши. Стал показывать, захватил ароматную лапшу (noodles, а по-японски "нудра" - у них нет звука "[L]" в их легком, но странном языке, love звучит, как "рав") - (Ай рав ю, Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди). Стал протягивать мне через стол лапшу в рот, а я не выдержал, взял его руку и поцеловал (Будь, что будет). И лапша, и палочки упали на стол. Я похолодел.

Эти его загадочные глаза, почему в них нельзя читать, как на мониторе?:

"Я думал, что ты этого никогда не сделаешь. Ты летал в Японию только за этим?"

"Нет, котенок (no, kitten) - ему нравилось, когда я его так называл, уж очень подходило к его фамилии - (О'Китс). За этим летают в Таиланд, а теперь еще в Россию, мне туда летать не надо, я там живу...Просто, я, видимо, влюбился в тебя, тогда, когда увидел в Нарите".

Он встал и подошел к двойному дивану. "Мне было хорошо с тобой. Как по-русски будет "Я люблю тебя?" Я сказал несколько раз, и он повторил, смешно выговаривая и коверкая слова.

"Раздень меня, я устал, - разница во времени еще сказывается, хочу немного поспать".

Я снял его верхнюю одежду, но он своей рукой заставил снять с себя и трусы (майки не было). "А теперь ты раздевайся и ложись. Мы будем спать вместе, всего пару часов. Потом я уеду, но приеду опять, буду приезжать каждый раз, когда ты будешь свободен. Ты мне обещал, что приедешь ко мне, к бабушке. Это правда?"

Я не смог соврать, тем более, что секс уже был полным ходом (не люблю описывать подробности - любители их могут найти в достаточной мере на сайтах с рассказами о "выделениях на конце, клизмах, кремах и т.п.").

"Скорее всего, нет, котенок, жизнь - сложная вещь, не всегда получается так, как хочется".

"А я так и знал, и поэтому напросился к отцу, сюда, в СФ. Я помню, когда тебе было так же хорошо, как мне сейчас, ты прошептал, что скоро нужно будет уезжать, и лететь в СФ. Не бросай меня так быстро, ладно?"

Котенок, я бы вообще никогда тебя не бросил, если бы мог.

"Котенок, ты когда улетаешь и каким рейсом?"

"Через 10 дней, на PanAm, но через Париж, там сейчас бабушка гостит у знакомых"

Еще 10 дней счастья, если меня шеф не выгонит раньше за безделье, или по навету Jane - моей коллеги, у которой я остановился. Хотя баба она нормальная, помню, как один из ее мужиков все интересовался моим отношением к Голливудским фильмам, о российских там почти не знают, они все в себе -самых любимых, самых богатых, самых крутых и самых больших. Так вот он смеялся, не переставая, минут 10, когда я сказал, что любой их фильм можно пересказать в тех фразах:"You are my partner. I love you. Fuck you." - "Мы партнеры. Я люблю тебя. Пошел ты на***". Эти фразы - обязательны в любом американском фильме.

***

Кончали мы классно, потом мылись в джакузи и опять кончали, а целовались, не переставая - на всю оставшуюся жизнь. Телефон и мой, и его звонили несколько раз, но мы не отвечали, нам было слишком хорошо вдвоем, чтобы кто-то вмешивался в последние несколько дней нашей любви. Я так и не понял, была ли любовь с его стороны, или это было только развлечение (очередное "love affair"), Да и какое, на самом деле, мне то до этого дело. Я любил его, этого было достаточно.

Увижу ли я тебя еще? Поцелуешь ли меня так, как никто не целовал - мягко, сладко, словно играя, но завораживающе-приятно? Во сне, только, возможно, вспомню эти ощущения. А, закрывая глаза, ложась спать, вижу два глубоких голубых омута, в которых так хотелось бы утонуть - мой Дэйвид, Дэйви, Дэйв, просто Ди.

Grand grand@ccnmail.com